Мир Муз - творческий портал
Забыли пароль?

Валерий Костюк
ВЕЖЭМ,
ЧЕТВЁРТОЕ МЕСТО ВО ВТОРОМ КОНКУРСЕ ОБЪЁМНЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ МЕЖДУНАРОДНОГО ФОНДА ВЕЛИКИЙ СТРАННИК МОЛОДЫМ
(Повесть-поэма "ВЕЖЭМ" принесла автору в 2013 году звание Магистра Фонда "Великий Странник Молодым")

синопсис

Заблудившийся в тайге путник попадает в охотничью избу, где нашли приют три охотника и становится слушателем полуночной истории о двух гармонистах, извечное соперничество которых заставляет одного — подстрекать другого к небезопасным испытаниям, а другого, из гордости, — идти на них, пока он,в конце концов, не оказывается втянутым в одну загадочную, мистическую историю.

По мотивам быличек народа коми.
 
     ****

          ВЕЖЭМ

     повесть - поэма

          Пролог

        ПО ЧЕРНИКУ

Плыл денёк под осень жарко,                            1
Весь в круженьи паутин.
Шёл от станции Юкарка*
В лес поспешно я один.

Поспешал на сбор черники                                2
В эту пору «сам на сам»,
А вокруг, поодаль, крики.
Коми**-говор, голоса.

Шепчут рыжие берёзки,                                  3
Чуть качая на ветру
Золотые листьев блёстки
В синем небе поутру.

И дрожали, словно стынут,                              4
Не скрывая свой испуг,
Листья красные осины
В ожиданьи скорых вьюг.

Шёл я долго так,- подале,                              5
В глубь, в таёжные леса.
Доноситься реже стали
Дальним эхом голоса.

Вот и славно. Что ж, — за дело?                        6
Первых ягод дробный стук.
И «комбайн»*** сновал умело
Для моих неловких рук.

Я до ягод не охотник                                   7
И грибы — тому резон:
Без проблем таскаю сотни
В этот «бархатный» сезон.

Ягоды ж,- другое дело:                                 8
Интерес тут по нулю.
И ленив, и неумел я, -
Потому, что не люблю.

Не люблю я сбор «дотошный»,                            9
То есть, аж до тошноты,-
Еле полниться лукошко.
Вот с грибами — я на «ты».

Я по ягоды со скипом                                   10
Собираюсь поутру,
Да вареники с черникой
Мне уж больно по нутру.

Так и ныне мне морока -                                 11
До заката бить поклон:
Не набрать ведра до срока
Неуклюж тут я, как слон.

Да ещё грибы под ноги                                  12
Мне бросаются назло.
Тут, гляди, собьют с дороги.
Впрочем, раньше мне везло.

Трутся об руку, как кошки,                             13
Чуть замешкался, уж здесь:
Норовят шмыгнуть в лукошко.
И откуда все? Бог весть.

И, признаться, мне неловко,                            14
Наклоняясь тут и там,
Гладить тёплые головки,
Оставляя по кустам.

Взял себя я скоро в руки:                              15
Всё короче в осень дни,
Нет тут времени для скуки,
Коли взялся, так тяни.

Кузовок мой всё полнее:                                16
Недостачи лишь чуток, -
Сколько я не бился с нею,
Не кончает сбора срок.


*Юкарка - станция Северной железной дороги
**Коми - северный народ
***Комбайн - приспособление для сбора лесных ягод


          Глава  I

          ЗАПЛУТАЛ!

Незаметно день скатился,                               17
Посинев багрянцу в тон,
Только тут я спохватился,
Что пора б кончать на том.

Торопливо тотчас двинул,                               18
Как казалось мне, - назад.
В рюкзаке, трясясь, корзина
Поддавала мерно в зад.

С каждым шагом лес темнее.                             19
Тут, поди, с зарёй поспорь:
Не угнаться мне за нею, -
И совсем стемнело вскорь.

Вижу, что и впрямь плутаю,                             20
Даже – чуть не по себе.
Облака закатно тают,
Бродят шорохи в тайге.

Тут закрапал, и все чаще,                              21
Дождь осенний невпопад.
Мне в сырой и тёмной чаще
Не сыскать пути назад.

Заметался лес под ветром.                              22
Вдруг почудилось за тем:
Будто где-то бликом светлым
Огонёк мелькнул сквозь темь.

Сердце ёкнуло от счастья,                              23
Унялась и дрожь чуток.
Сквозь осеннее ненастье
Я спешил, как только мог.

Потерять боюсь за тьмою                                24
Свой заветный маячок:
Вдруг за холмиком укроет
Свет, неверный светлячок?

И моргал всё «через раз» я:                            25
Не сорвался б огонёк,
Что мерцал в ночи неясно
И, порою, даже блёк.

Шёл, согревшись мал-помалу,                            26
Весь в предчувствии тепла,
А вода всё донимала, -
Вскользь за шиворот текла.

Поспешал, да шёл нескоро, -                            27
Ночь темна, хоть выколь глаз,
И кустов шальная свора
Ноги цапала подчас.

Да на радость, вскоре, вижу,                           28
Что почти окончен путь.
Свет всё ярче, ближе, ближе:
Верно, есть тут кто-нибудь.


         Глава  II

        ТРИ ОХОТНИКА

Подошёл совсем уж близко.                              29
Глядь, охотничья изба,
Чуть косясь, присела низко,
Опершись на два столба.

Там, внутри, гудят рассуды,                            30
Голосов разгульный хор.
Подождал чуток, покуда
Не притихнет разговор.

Постучался в дверь несмело.                            31
Докучать - я не мастак,
Да в тайге иное дело -
Потревожишь, коль уж так.

Отозвались, чуть промедля, -                            32
Здесь гостей не ждут вночи.
Свет пахнул из двери медью,
Жаром топленной печи.

Скрипнул дверью. Стихли трое,                          33
Оглянувшись на меня.
Все поведав им, не кроя,
Я присел вблизи огня.

Мне плеснули в кружку чаю:                             34
Чагой пах горячий взвар
И, согревшись, подмечаю,
Как струит с одежды пар.

Разморило лёгким жаром.                                35
Разговоры, между тем,
Вновь путём тянулись старым,
В оборот привычных тем.

Завелось с обычных баек.                               36
Дальше – шло само–собой:
Кто что слышал или знает -
Шло почти наперебой.

Двое, те, что помоложе,                                37
Чуть не так – пускались в спор.
Слушал я , хоть был, положим,
Чуть наивным разговор.

А Кузьмич, охотник старый,                            38
Усмехнулся лишь в усы
И чихнул, взглянув устало
На карманные часы.

Разговор коснулся боком                                39
Вскользь, о «нечисти» лесной:
Тут ведь, к слову, недалёко
И лешак, и водяной.

Помянули тех, кто дале:                                40
Домовых и весь их «род»,
Очевидцев, что видали
Тот таинственный народ.

Не сошлись во мненьях снова:                           41
«Чушь одна,- сказал Семён,-
Не поверю тут ни слову -
Сказки дедовских времён».

«Ну ты, блин, - Фома—неверя.                          42
Не проймёшь тебя ничем!
Ладно,- нет ко мне доверья.
Все-то станут врать зачем?

Да к чему ходить далёко?                                43
Спросим, что ли, Кузьмича?» -
Не сдавался тут, Алёха,
Разошедшись сгоряча.


       Глава  III

    ГАРМОНИСТ ВАСИЛИЙ

На вопрос, помедлив малость,                           44
Отвечал в раздумьи тот:
«В жизни всякое случалось,
Да не всякий всё поймёт.

Сам не видел - врать не буду.                           45
Только, - было как-то раз…
Жил далече я отсюда,
Молод был, как вы сейчас.

Жил в селеньи, над Печорой,                            46
В доме с матерью одной.
Был подмогой и опорой:
Рано стала мать вдовой.

Дело — делом, всё ж забавы                             47
Молодым всегда к лицу.
Нет на молодость управы,
Коль скатился день к концу.

День стихал. Едва смеркало.                            48
На уютный бережок
Всех гармошка созывала,
Словно утренний рожок.

Гармонист наш, между прочим,                           49
Хоть куда был молодец.
Весельчак Василий Рочев, -
Яд для девичьих сердец.

Заиграет парень звонко,                                50
Развернув дугой гармонь,
И помчатся в пляс девчонки,
Озорные, как огонь.

Любят девки гармонистов,                               51
Так и липнут, как на мёд.
Серебром звенят мониста,
Коромыслом пляс идёт.

А не то, - свернёт гармошку,                            52
Да растянет грустный лад:
Запоёт про «путь-дорожку»,
Да «укрытый снегом сад.»

Погрустнеют тут дивчины                                53
И слеза блеснёт в накат,
Хоть и не было причины
Пять минут тому назад.

Так, - в весельи и затеях                               54
Задавал всегда он тон,
Чем всегда дразнил Гордея,
Лишь забаву видя в том.


         Глава  IV

         СОПЕРНИКИ

А Гордей, сказать вам надо,                            55
Гармонист в селе второй.
В том пуста его досада -
Не силён он был игрой.

Но себя считал он первым.                              56
Тут — к нему не подойди.
Был завистлив, горд немерно -
Вот уж, в чём он впереди.

Так, ни в чём друг другу спуска                        57
Не давали пареньки:
На одной дорожке узкой
Им встречаться не с руки.

И Гордей всегда подначить                              58
Норовил по мере сил:
Знал ведь - примет не иначе
Всё, как вызов наш Василь.

«Мол, такое дело,- скажет:                             59
Тут, тебе не по зубам.»
Да ещё с ухмылкой даже
Подмигнёт затейно нам.

Не без умысла тут злого                                60
Поддевал всегда Гордей:
Знал, коль даст Василий слово,
Так исполнит, хоть убей.

С той надеждой подбивал он,                            61
Что сорвётся под конец:
Был Василий добрый малый,
Да в горячке был гордец.

Обернись всё неудачей,                                 62
Так девичий дружный смех
Стал бы парню, не иначе,
Лишь обидою на всех.

А случись, - он вдруг в обиде                           63
На смешок ли, на словцо,
Так с неделю не увидят
Девки милое лицо.

Вот уж тут разгул Гордею -                              64
Жми меха, да не ленись:
Пусть хотя бы на неделю
Был он первый гармонист.

Было мне давно в догадку,                              65
Что к чему за той «игрой».
До поры всё было гладко,
Хоть и дух брало порой.


          Глава  V

          ЛЕДОХОД

Помню, как-то раз весною,                              66
Поглазеть на ледоход,
Всей компанией честною
Собрался к реке народ.

Льды порядком поредели.                                67
Видим вдруг: среди коряг,
На стволе упавшей ели,
Лопоухий плыл «моряк».

Подзамешкался зайчишка,                                68
Видно, как-то на реке.
По всему видать, — "мальчишка",
Хоть порядком вдалеке.

Жаль всегда живые души.                                69
Только, как поможешь тут?
Метров двести там до суши:
Соскользнёшь и не найдут.

Как на грех - Гордей был рядом                          70
И Василий, - как назло.
На него скосившись взглядом,
Произнёс: «Не повезло.

А хотя, сказать по чести,                              71
Можно было бы достать,
Да не знаю в нашем месте
Я того, кому – под стать.»

Усмехнулся Вася Рочев                                  72
И прищурил глаз слегка.
Взгляд такой всегда пророчил -
Зреет план у паренька.

Вдруг сорвался парень с места,                         73
Полушубок скинув влёт.
Из такого был он теста,
Что без страха шёл на лёд.

Вмиг он был уже далёко,                                74
Припустив с разбега вскачь,
Льды считая перескоком,
Словно лёгкий, быстрый мяч.

Вот, почти совсем у цели                               75
Поскользнулся парень вдруг...
Охнув, все оцепенели –
Пролетел в толпе испуг.

Холодок прошёлся кожей -                                76
Все, не двигаясь, молчат,
Лишь, внезапно, словно ожив,
Вскрикнул кто-то из девчат.

Извернулся парень ловко,                               77
Льдину цапнувши за край;
Царапнул по льду подковкой,
Помянув, должно быть, рай.

Только лишь на миг отдышку                             78
Мог Василий взять для сил.
Изловчась, легко зайчишку
Он за уши подхватил.

Тот, как будто понимая,                              79
Ни рванётся, ни взбрыкнёт;
А под ними плыл, качая
На бегу, весенний лёд.

Но, едва сошли на берег,                               80
Вмиг рванул и ну бежать.
Видно было: не намерен
Он знакомство продолжать.

А Василий тут вдогонку                                 81
(И достало ж парню сил)
Засвистел задорно-звонко.
Заяц пулей припустил.

Тут назад вернулся малый,                              82
Будто всё и нипочём,
Как ни в чём и не бывало,
Лишь слегка повёл плечом.


        Глава  VI

       ОХОТА НА ЛОСЯ

«Вот уж, хват!- дивились люди,-                        83
Ай да, парень,- лих, как бес!»
Долго был там в пересуде
Этот случай средь невест.

Лишь Гордей Пиров в накладе,                           84
Хоть о том не скажет вслух:
«Погоди, дружок, уж сладим -
Из воды не выйдешь сух.»

Всё в надежде на осечку:                               85
«Дай-то, вдруг случится сбой
И задует Бог ту свечку,
Что несёт перед тобой.»

Так Гордей, на случай метя,                            86
Соблазнял, как повелось:
То поманит на медведя,
То - в прицел маячит лось.

Долго шло всё без накладки,                            87
Да дразнить судьбу, увы,
Не всегда всем сходит гладко:
Не лишиться б головы!

Вот, собрались раз на лося,                            88
Был в разгаре самом гон:
Спозаранку уж доносит
Рёв и хруст со всех сторон.

«На реву», сказать, охота -                            89
Это вам не «скрадом» - тир.
Не взяла бы тут икота,
Когда вмиг - с овчинку мир.

Тут, — в напряге до озноба,                            90
Не сморгнёшь, куда там, брат!
Хрустнул веткой — сразу в оба.
Аж впился в плечо приклад.

Только вабить* стал Василий,-                           91
Вмиг взорвался хрустом лес:
Стон и эхо голосили,-
Словно где проснулся бес.

Ветки "брызнули" в обломки,                            92
Словно щёлкнул страшный кнут!
Лось ворвался с рёвом громким -
Был в секунду тут как тут.

Зверь взглянул осатанело,                              93
Наклонил к земле рога
И рванулся очумело
На внезапного врага.

Вскинул Рочев тут двустволку:                          94
Раз - щелчок, за ним – другой!
Две осечки эхом долгим
Плыли вечность над тайгой.

Наконец, раскатом звучно                               95
Слился выстрелом "дупЕль"**.
Лось упал, ломая сучья,
Как подрубленная ель.

Подоспел Гордей тут к сроку -                           96
Завалил лося в упор,
Да промешкал, ненароком…
Вроде как, — скажу в укор.

Смял Василия сохатый,                                  97
Мёртвым грузом навалясь.
Застонал, упав как ватный,
Тот на мох кровавый, в грязь.

На себе, тогда, вёрст двадцать                         98
Парня нёс домой Пиров,-
Слаб был тот и сомневаться
Стали: «Будет ли здоров?»

Отлежался всё же Рочев,                                99
Хоть был долго в забытьи
И на ноги встал досрочно,
Кости пробуя свои.


*Вабить - приманывать животное, иммитируя его голос
             (в данном случае - голос лосихи)
**"ДупЕль" - двойной выстрел дуплетом из двустволки (жаргон)


          Глава  VII

            ГАДАНЬЕ

Долго был Гордей в героях,                             100
Да лицом, - как нездоров.
Мне смекалось: «Верно, кроет
Про себя вину Пиров?»

Но, когда поднялся Рочев                               101
И Гордей повеселел -
Без догадок знал я точно:
«Явно, парень был «у дел».

С той поры не так уж ловко                             102
Вася «чувствовал» гармонь,
А играл-то как с уловкой
Раньше, — только кнопки тронь!

Но Василий, как и прежде,                              103
Не терял веселья пыл:
Жил - на лучшее в надежде,
Был – из первых заводил.

Без него, что за веселье?                              104
Здесь другого не найдешь!
Что ж, иначе, ведь, доселе
Развлекалась молодежь:

В ночь - вечерки, посиделки:                            105
Песни, байки, тихий смех.
Веселились парни, девки
То – у этих, то – у тех.

С горок зимние катанья -                                106
Вам забава не нова,
А вот, разные гаданья,-
Так известны вам едва.

Вот, к примеру, о гаданьи                              107
«На развилке трёх дорог»:
Слушать «на год» предсказанья,
Кто не робок, - всякий мог.

Так «гадать», а проще, - «слушать»                      108
Может просто, без проблем,
Каждый, кто имеет уши;
Да давалось, всё ж, не всем.

Вот, представь себе живее:                             109
Полуночный звёздный блеск,
Лунный серп едва белеет
И ночной чернеет лес.

На морозе пальцы стынут -                               110
Чертим углем полный круг.
Внутрь садимся на овчину,
Вмиг сцепив мизинцы рук.

Всё, кажись, едва ль не в шутку,                       111
Да дрожит рука в руке.
Что сказать?- Довольно жутко,
Хоть село невдалеке.

Тут еще старушьи байки                                 112
Вспомнит кто, про «мир иной»:
Пискнут девки птичьей стайкой –
Им уж хочется домой.

Наконец, умолкли дружно.                               113
Цепенеют пальцы рук.
Вдалеке расслышать нужно
Всякий, чуть приметный звук.

В небе теплятся «Стожары»*.                            114
Донесло собачий вой. —
«Видно, ждать в селе пожара.» -
Шепчут все между собой.

Вдруг, топор ударил где-то.                            115
«У Степана то - кажись.
Болен - тот. Видать до лета
Скоротает, старый, жизнь.»

Жгёт мороз и звуки звонки.                             116
Молвит Настя:«Слышь-ка, ты, -
У Петра ревут девчонки?
Жди, хозяин, там беды.»

Стук копыт и разговоры                                 117
Возле Канева крыльца —
Недалёко здесь до ссоры,
Хоть им нет и так конца.

Вот, запел мужик натужно                               118
Рочев, морщясь, произнёс:
«Здесь уж, мне гадать не нужно-
Отчим мой гундосит в нос.»

Девки прыснули от смеха:                               119
«По гаданью — ты жених!»
«Вот, нашли еще потеху» -
Цыкнул Вася зло на них.

Сам себе повел плечами:                                120
«Вот ещё – какая чушь.
Где ж такое намечали:
Без невесты – скоро муж?»

Вдруг полозья заскрипели,                              121
Колокольчики — бойчей,
Вперебой, как птицы пели
В звонком холоде ночей.

Вот, всё ближе перезвоны.                              122
Звон сорвался и охрип.
И умолк, как воздух сонный,
У крыльца полозьев скрип.

Только – где? Неясно было.                             123
Всяк смекает — не поймёт.
По гаданью ж выходило:
Девка замуж там пойдёт.

Постучали в двери гулко:                               124
«Эй, открой-ка, кум Аким!
Хоть не время для прогулки,
Да на Святки - рано спим!»

Девки ахнули смущённо:                                 125
«Кто ж поверит, что кузнец
Полоумную Матрёну
Вдруг спровадит под венец? »


*Стожары – созвездие Плеяды.


          Глава  VIII

        НА ИВАНА КУПАЛУ

Знали все - больна отроду                               126
Дочь Акима – кузнеца.
Все шептались про урода,
Хоть не знал никто с лица.

Лишь божилась повитуха:                                127
«Родилась - так краше нет!»
Но ползли, как прежде, слухи:
«Что ж не кажется на свет?»

Позабылось мал-помалу                                 128
Про гаданье на селе.
В холодах весна настала -
К лету стало веселей:

Заклубясь зелёным дымом,                               129
Повалила смоль берёз.
Облака катились мимо,
Отражаясь в линзах рос.

Цвет купальниц по низинам,                             130
Зажелтел в траве вразброс,
Словно капли солнца стынут
Лепестками диких роз.

Лишь роса в траву упала -                               131
Стар, и млад, и детвора
На Иванов день Купала
В банях парятся с утра.

Сплошь купальницы бутоны                               132
Устилают банный пол
И под веник тают стоны
Ароматом лёгких смол.

После бань бегут со смехом                             133
Все к Печоре напрямки.
Поджидает вновь потеха -
Здесь гадают у реки:

С криком: «Это Водяному!»                              134
В воду веники швырнув,
Все следят: «Везёт иному -
Кружит веник, потонув!»

Утонул: парням - к удаче,                               135
Если ж дальше поплывёт,
Так девица, не иначе, -
Замуж в этот год пойдёт.

Коли к берегу прибьётся -                               136
Подожди ещё годок.
Кто-то с грустью посмеётся:
«Не настал ещё мой срок.»


            Глава  IX

              БАННИК

Да недолги грусть-печали,                              137
Как и радость, — до поры.
Вот, уж дружно затрещали
Вдоль по берегу костры.

Понеслось волной веселье:                              138
Песни, плясок перестук.
Хороводов карусели
Закружились цепью рук!

Над огнём летают с визгом                              139
Гибко девичьи тела:
Кто – ловчей, а кто-то низом
Жар подолом замела!

За разгулом неприметно                                 140
Растворился день в ночи
И закат алел рассветно,
Словно тлел огонь в печи.

Подуставши за день малость,                            141
У костров расселись мы.
Всем, как принято, не спалось -
Опасались Князя Тьмы.

Чушь, конечно,- знаем точно.                           142                          
Тут, одно лишь баловство -
На Купалу, мол-де, ночью
Всюду нечисть, колдовство:

Оживясь, кружат полночью                               143
Злые духи всех мастей.
Тут сказал Гордей: «Воочью
Видел Ванька тех чертей.»

Подмигнул он тут с усмешкой:                           144
«Ты поведал бы нам, Вань,
Как поручкался успешно
Ты с Пывсяной – духом бань? »

Тот в ответ - ни полуслова,                            145
Лишь колюче поглядел:
«Да доколе ж будут снова
Ворошить осколки дел?»

Трусоват был Канев Ваня,                               146
А пришлось, что в поздний час
Был отцом он послан в баню -
Срочно нужен медный таз.

Уж не знаю, как случилось.                             147
Да и то - поди проверь.
Шуба видно там сушилась,
Принакинута на дверь.

Зацепил впотьмах неловко.                             148
Та - возьми да и накрой:
Мчал Ванёк без остановки -
Был парнишка не герой.

С диким криком: «Банник*! Банник!»                     149
По селу промчался он.
Налетел во тьме на сани -
В перепуге дед Семён.

С той поры пошло с Марьяны,                            150
На язык, как серп остра,-
Ваньку «крестником Пывсяны»
Звала даже детвора.


*Банник – злой дух бани, Пывсяна (коми)


          Глава  X

         СТАРАЯ БАНЯ

Девки фыркнули. Зажались.                              151
Взбеленился аж, Иван:
«Посмотрел бы, как вы ржали
Кабы то случилось вам!

Здесь уютно у кострища -                                152
Шуткой чешем языки.
Коль до дела, так не сыщешь -
Всем вдруг сразу не с руки!»

Усмехнулся криво Канев:                                153
«Чья не дрогнет здесь рука -
В кузнецовой старой бане
Камень взять из очага?»

Все притихли, - робость кроя.                           154
Что сказать, - ведь баню ту
И дневной, подчас, порою
Обходили за версту.

Славой пользуясь дурною,                               155
Позаброшен старый сруб
И, у шедших стороною,
«Чур меня!» — срывалось с губ.

Все шептались: «Там нечисто!                           156
Как, не слышал? Неужель? -
То огонь блестнёт лучисто
Голубым мерцаньем в щель,

То порой заполуночной                                  157
Донесётся странный звон!»
Ужас всем внушал, уж точно,
Тайный нечести притон.

«Что ж ,- поднялся тут Василий,-                       158
Тут, делов-то всех на грош.
И тяжельше приносили,
Донесём и это тож.»

Потянулся. Выгнул спину:                               159
«Прогуляюсь, коль уж так.»
И неспешным шагом двинул
К старой бане, за овраг.

Мы шуткуем понемногу,                                  160
Хоть смешок с натягом шёл,
Да косимся на дорогу:
«Всё ль там, верно, хорошо?»

Где-то с полчаса минуло,-                              161
Закричал в селе петух.
Утро свежестью пахнуло,
Костерок почти затух.

Вслед за ним заголосили                                162
Петухи наперебой.
Глядь-поглядь, идёт Василий,
Невесёлый, но живой.

Подошёл и бросил камень                                163
У кострища на траву.
Видим: дрожь прошла руками.
Что случилось - не пойму.

Тут, Василий, как очнулся,                             164
Поглядел в упор на всех,
Чуть приметно встрепенулся
И раздался странный смех:

Вроде как, — всех разыграл он.                         165
Да не то - тут, брат, шалишь!
Парня страхом пробирало,
Да не кажет виду лишь.

И спросил, совсем не к месту,                          166
У растерянных девчат:
«А скажите мне, невесты:
Все ль монистами* бренчат?

И у всех ли, лишь кораллы                              167
Нанизались в нитки бус,
Цвет рассыпав блёкло-алый,
Как рябины - ягод груз?

Или, всё ж найдётся где-то,                            168
Сам гадать-то не берусь
И сверкнёт лазурью света -
Бирюзою нитка бус?

Те, — в задумке поосели,                               169
И ответили, смутясь:
«Бирюзовых бус доселе
Не встречалось отродясь.»

Вижу, — что-то здесь не ладно.                         170
Тут смекнулось мне: «Эге-е!
Невпопад он врёт нескладно,-
Явно, парень не в себе!

Не сошёл с ума ли, малый,                              171
Хоть не ясно,- от чего,
Коль такое занимало
Беспокойством ум его?»

Незаметно все расстались:                              172
Свет – не свет, а всё же рань
Шла каленным цветом стали,
Расцветая, как герань.


*Монисто - женское нагрудное украшение из монет


          Глава  XI

           МАТРЁНА

Вот, точненько с той поры-то,                          173
Тут не дам себе соврать:
Стал не так Василий прыток,
Кабы больше не сказать.

Стал Васёк совсем не весел,                            174
Словно груз тяжёлых дум
Кто-то парню поднавесил.
Кто ж? - Гадай тут наобум.

Как-то раз меня Василий                                175
Попросил ему помочь :
«Одному, вишь, не осилить
И к чему - тащить невмочь?

Подсоби-ка мне, не в службу                            176
Там работы только всей -
Принести из кузни нужно
Пару кованных осей.»

Что ж,- идём дорогой к дому,                          177
Где кузнец Аким живал.
Здесь, снаружи, всё знакомо,
А внутри вот не бывал.

Постучались. Нет ответа.                               178
Мы вошли. Лишь полумрак
Встретил нас полоской света.
Подождём уж, - коли так.

Ждём-пождём, да был недолог                            179
Ожиданий нудных час:
Вдруг, легко качнулся полог -
Кто-то в щель смотрел на нас.

«Да ты дома, что ль, Федотыч?                          180
Просыпайся, дядь Аким!
Нам уж - время до работы,
Что ж так долго нынче спим?»

Подошёл Васёк поближе,                                 181
Полог чуть отвёл рукой.
Вдруг оттуда вышел, вижу,
Кто-то, согнутый клюкой.

Пригляделись - что за диво?                             182
Видно - дочка кузнеца.
Да фигурой некрасива
И уродлива с лица.

Тут, дивясь на ту «невесту»,                           183
Я подумал: «Вот так-так!
Не всегда, видать, не к месту -
Нам людских послушать врак?»

Да, к тому ж, ещё - горбата.                            184
Там уж,- полный был набор.
Словом, так скажу, ребята,-
Захотелось мне... на двор.

Улыбнулась тут Матрёна,                                 185
Если можно так назвать
И, Васька за руку тронув,
Что-то силилась сказать.

Повернулась девка к свету,...                            186
Бирюзой сверкнула бус!
Побледнел Васёк при этом,
А ведь парень был не трус.

Отшатнулся вмиг Василий,                               187
Заслонившись чуть рукой -
Блеск едва глаза сносили,
Что от камня шёл такой!

Завизжала дверь протяжно -                              188
Тут кузнец ввалился в дом,
Скрипнув поступью вальяжно,
Осмотрелся вмиг кругом:

Поняв всё, он зыркнул зверем,                          189
Лишь едва в избу зашёл,
И в сердцах захлопнул двери.
Лязгнул кованный засов:

«Коль сболтнёт кто ненароком,                          190
Что пронюхали вы здесь,
То, клянусь, прибью до срока:
Вот на том и сказ мой весь!»

Мы с понятием кивнули,                                 191
Да бочком скорее в дверь
И быстрей бегом, как пули,
Словно гнался следом зверь .

 
           Глава  XII
 
             ЗАГАДКА

Время шло. Забылось дело.                              192
Вскоре - в армию призыв.
Я служил на море Белом,
Возвратился - цел и жив.

Возвратясь, веду рассказы.                             193
Где расспросы, там и спрос:
Все галдели, чуть не разом,
В сизой дымке папирос.

Невзначай, тут, слышу, впрочем, -                        194
Кто недавно был женат:
«Да-а-а! Дружок твой тоже, Рочев.
Вон дела какие, брат.»

-«Кто ж невеста? Да откуда?»-                          195
-«Дочь Акима-кузнеца.
Хороша, — так просто чудо!
Там, хоть воду пей с лица.

Вот и верь досужим слухам,                             196
Вот и слушай бабий хор!
Попадись на зуб к старухам:
Наговор,- что приговор!»

Я молчал, опешив малость,                              197
Удивленье затая.
Да и что мне оставалось? -
Словом был повязан я.

Но узнал из разговора:                                  198
Только реки разлились,
Молодые как-то скоро
В ближний город подались.

Странной мучаясь загадкой,                              199
Долго мне с ума не шло:
«Где бы мне прознать украдкой,
Что же там произошло?

Не спросить ли повитуху?                              200
Вдруг, да что-то ей в домёк.
Может больше, чем по слухам
У неё узнать бы мог?

Та, мне помнится, твердила:                            201
«Родилась,- так краше нет!»
Что-то, верно, не забыла,
Хоть минуло двадцать лет? »

И была старушка, кстати,                               202
Ваське Рочеву – родня.
Частым гостем был приятель,
Прихватив, порой, меня.


            Глава  XIII

          РАССКАЗ ВАСИЛИЯ

На вопрос мой издалёка                                 203
Пелагея говорит:
«Что темнишь своей морокой,
Свой простецкий пряча вид?

Ладно уж, скажу что знаю.                              204
Наказал Васёк: «Зайдёт,
Так поведай без утаю
Все дела наперечёт.»

Так послушай. Мне в примете -                           205
Стал Васёк совсем хмурной.
Раз прошёлся - не заметив,
Не здороваясь со мной.

Вслед парнишку окликая,                               206
Говорю:«О чём печаль?
Что бредёшь, как неприкаян?
Поделись, когда не жаль.»

Помолчав в заминке малость,                            207
Не спешил он дать ответ,
Словно где-то там решалось:
«Может, правда, даст совет?»

- «Делом, здесь, такое…станет,                         208
Что не знаю, как начать…» -
И поведал мне про баню,
Где решился камень взять:

Только, скрипнув половицей,                            209
Сунул руку он в очаг-
Кто-то страшный, мохнолиций,
Хвать за руку, словно рак.

Он рванулся, только — где там:                         210
Будь-то был в тисы зажат.
В голубом мерцаньи света
Тени жуткие дрожат.

Задрожал Василий тоже:                                 211
«Что ты хочешь? Отпусти!»
Тот, склонясь ужасной рожей,
Усмехнулся: «Уж прости.»

И дохнул в лицо зловонно,                              212
Хриплым смехом раскатясь.
Отозвался гулким звоном
На гвозде висящий таз.

«Воровать пришёл ты камни?                             213
Видишь,- знаю наперёд.
Часто платятся руками,
Кто чужое приберёт,-

Засмеялся Банник снова, -                               214
Да к чему – безрукий зять?
Отпущу, коль дашь мне слово
Мою дочку замуж взять.»

Приуныл, как зверь в капкане.                          215
Пот пробил Васька, — что лёд:
«Уж с него-то верно, станет -
Руку вкорень оторвёт.»

Что поделаешь? В согласьи                              216
Он кивнул, обмяк, как плеть:
«Но в моей, хотя бы, власти -
На невесту посмотреть?»

Усмехнулась вновь Пывсяна:                             217
«Не спеши, остынь, дружок.
Торопить и я не стану -
Не пришёл ещё твой срок.

Впрочем, выдам я примету.                              218
Так-то даже веселей.
Поищи-ка девку эту
Недалече, здесь, в селе:

Бус небесно-бирюзовых                                  219
Коль на ком увидишь нить,
То забудь невест ты новых,
Да меня не смей дразнить».


          Глава  XIV

         СОВЕТ ПОВИТУХИ

Произнёс и вмиг растаял,                               220
Словно дымка вдалеке.
Лишь, как памятку оставил
Камень в согнутой руке.

Вздрогнул Вася, как спросонья.                         221
Огляделся, как чумной:
«Что за напасть? Видел сон я
Иль творится всё со мной?

Видно, впрямь, в такие ночи                            222
Кружит нечисть хоровод:
Наважденьем нам пророча,-
Что несёт текущий год?»

Пролетело время малость,                               223
Успокоив тень тревог.
Нелегко, да удавалось -
Подзабыл он всё, что мог.

Дальше - ты припомнил , верно,                          224
Кузнеца Акима дочь?
Там струхнул он «Дело скверно.
Как бы здесь беде помочь?»

Вот пришёл к нему раз ночью,                           225
Злой Пывсяна ...жутким сном:
«Знаю — свидился ты с дочью.
Так женись - не будь ослом.»

И добавил тоном жутким:                                226
«Коль не женишься в три дня
То, скажу тебе без шутки, -
Тут, пеняй лишь на себя! »

Погрустнел, умолк Василий,                             227
Окунувшись в тину дум,
Что печально проносились,
Бередя в тревогах ум.

Говорю я : «Вот что, малый,                            228
Ты оставь тоску-печаль.
В жизни нашей всё бывало.
Пронесёт и это, чай.»

Призадумалась тут тоже                                 229
Я над делом этим всласть:
«Здесь нахрапом не поможешь, -
Можно так впросак попасть.

Вот, что дам тебе к совету,                            230
Дай-то Бог, — смогу помочь:
Ты ступай-ка в баньку эту
Незадолго так, в полночь.

Есть, к тому ж, одна вещица -                          231
Древний пояс-оберег.
Ты надень. Он пригодится -
Сила в нём земли и рек.

Начерти углём на банном,                               232
На полу просторный круг,
Чтобы нечисти поганой
Не достать тебя, мой друг.

Жди. Заявится, должно быть,                            233
К полуночи Сам с роднёй.
Так не спи, а зыркай в оба,
Чуть прикрывшись пятернёй.

Да, ушам ты дай простору,                              234
Кто бы что не произнёс,
Там внимай любому вздору -
Слово свой имеет спрос.

Так, авось, узнать сумеешь,                            235
Как несчастье отвести.
Коль смекнёшь, то одолеешь
Хоть и чёрта на пути. »


          Глава  XV

         НОЧЬЮ В БАНЕ

Всё исполнив, как сказала,                             236
Ждал, дрожа как банный лист.
В полночь ухнуло устало.
Ну, дружок, теперь молись!

Вдруг, Василий замечает,                               237
Что сквозь щели половиц
Голубым огнём мерцает
Свет, как отблески зарниц.

Потолком скользнули блики,                             238
Словно в лужах рябь луны.
Скачут призрачные лики,
Корчат рожи у стены.

Глядь, - не свет, а пар колышет,                        239
Заклубив голубизной.
Лёг ничком, натужно дышит.
Вдруг пахнул внезапный зной.

Тут, как будто прояснилось,                          240
Задышалось вновь легко.
Показалось,- всё лишь снилось.
Стало видно далеко:

Словно, кто раздвинул стены -                           241
Виден тёмный горизонт.
Ночь мерцаньем неизменным
Распахнула звёздный зонт.

Вдруг, исчезли все виденья                             242
И, туман рассеяв вмиг,
Появился мрачной тенью,
Грузно шествуя, Старик.

«Уж и впрямь, со всей роднёю?»                         243
Лишь подумать парень смог,
Вмиг приметив за спиною
Разношёрстых теней скоп.

Чинно все по лавкам сели,                              244
Затянув беседы гул,
А детишки каруселью
Свой затеяли разгул.

«Ты смотри! - дивился Рочев                             245
Прямо всё, как у людей.
Только нас не обморочишь:
Каждый тут из них – злодей.»

Цыкнул тут Пывсяна строго:                             246
«Днём нет сладу с детворой.
Поутихли бы немного,
Хоть ночною вы порой!»

Тотчас смолкли пывсенята,                              247
Правда,- лишь на пять минут.
Им не больно уж занятно -
Слушать взрослых пересуд.

И, ластясь к чертовке старой,                          248
Что сучила шерсти клок,
Всё надеялись – недаром,
Ожидая сказку в срок.


          Глава  XVI

        БЫЛИЧКА О ВАКУЛЕ

«Ладно, уж, скажу быличку. -                            249
Не идёт работа в ум.
Только, нужно взять в привычку -
Прекращу, коль будет шум.»

И, в клубок смотавши пряжу,                            250
Отложив на впредь дела,
Вновь сказала: «Что ж, уважу.»
Малость медля, начала:

«Разгулялась непогода:                                 251
Ветви хлещут, словно плеть,
Кружат листья хороводом,
Словно кто-то крутит сеть!

Мчатся тучи рванью чёрной,                             252
Обнажив клинок луны.
Кто-то шастает проворно
В быстрине речной волны!

Вот уж, ближе, издалеча,                               253
Замерцал, дрожа, огонь:
Кто там ищет поздней встречи?
«Чур меня! Пойди, не тронь!»

Запоздалый ли прохожий,                                254
Бесприютный пешеход,
По тропе идёт нехожей
Вдоль речушек и болот?

По глаза в плаще закутан,                              255
Насквозь вымок и продрог,
Скорым шагом он минуты
Коротал, как только мог.

Чуть скрипит фонарь, качаясь,                          256
Скачет жёлтый язычок.
Закричал впотьмах, отчаясь,
В смутном страхе мужичок.

Лишь в ответ завыл натужно                             257
То ли ветер, то ли волк
И побрёл, скользя по лужам,
Как зеркальный, лунный скол.

Ветры уши прогудели,                                   258
Хлещут ветви в темноте,
Тащат в омут лапы елей,
Тянут к сумрачной воде.

Заплетают ноги травы.                                  259
Ослабел, осел старик:
Ум мутит, как от отравы,
Головой совсем поник.

От реки всё громче плески                              260
И зубов, сдаётся, щёлк.
Да куда податься? В лес ли?
Только в том не виден толк.

Зацепив впотьмах корягу,                               261
К бережку скатился вмиг.
По волнам скользнул, по ряду,
Вдруг случайный лунный блик.

Вздрогнул путчик от испуга -                            262
Охватила сердце жуть:
Кружат щуки друг за другом
Поднимая ила муть.

Словно волчьи, щучьи пасти,                            263
Скалясь, тянутся к нему;
Сквозь осеннее ненастье
Блеском глаз пронзая тьму.

Крякнул старый очумело,                                264
Под рукой нащупал сук,
И с размаху в глаз умело
Саданул одной из щук.

Вскрикнул раненый щучонок.                            265
Ночь прорезал голосок, -
Был он дик, но детски-звонок,
Был он тонок и высок.

Закрутился одноглазый,                                 266
Бил отчаянно хвостом.
И нырнул - всё стихло разом.
В глубину ушёл, в свой дом.

Ахнул с ужасом прохожий,                               267
Знать, попал он тут впросак :
«Видно Вакуля*, похоже,
Я пришиб за просто так!»

Вздрогнул он, как у могилы:                            268
«Вот попал, так уж попал!»
И помчался, что есть силы
Сквозь валежника завал.

Час, другой бежал поспешно,-                           269
Переводит дух беглец:
«Дай-то Бог, чтоб с рук успешно
Всё сошло мне под конец.»

Вдруг, стихает непогода:                               270
Дождь утих и ветра вой
И сверкнули с небосвода
Искры звёзд над головой.

Месяц, лишь, косой улыбкой                             271
Ухмыльнулся, как-то зло
И, качнув рекою зыбкой,
Рябь позёмкой пронесло.

Только, кажется, что кто-то                            272
По реке плывёт вослед;
Где-то там, у поворота,
Разбивая лунный свет.

Вот — всё ближе, ближе звуки                           273
И вода пошла волной.
Загребают лапы-руки
След волнистый за спиной.

И встаёт скалою тёмной,                                274
Отражая свет луны,
Кто-то страшный и огромный,
Словно призрак глубины.

Лишь вода струит, как змеи,                            275
По зелёной шерсти вниз.
Тут беглец, дышать не смея,
Посерел, как жухлый лист.

Подойдя к нему, качаясь,                               276
Молвил грозно Водяной:
«Что испортил, — сам ты знаешь,
Да починка за тобой.»

Забурлила, что вскипела,                               277
Речка за его спиной:
Чешуёй, как сталь, блестела -
Хоровод кружил шальной!

Засмеялись щучьи пасти,                                278
Крутят жадною гурьбой:
«Что испортил,- нет напасти,
Да починка за тобой!»

Задрожал старик осиной,                                279
Стал бледнее мертвеца:
Отнимаясь, ноги стынут,
Не промолвил ни словца.

Хохотнула тут «махина»:                                280
«Что ж, ступай на этот раз,
Только, вот, возьму для сына
На замену левый глаз.»

Не успел несчастный глазом                             281
На слова его моргнуть,
Как его лишился разом,
Ощутив вдруг боль и жуть!

Заорал, как сумасшедший,                               282
В лес рванулся напролом.
Долго тих, по лесу шедший,
Дальнем хрустом бурелом.

Вакуль бросился с обрыва,                              283
Окатив волною лес.
В тот же миг рванул порывом
Ветер, что едва исчез.

Разыгралась буря пуще,                                 284
Чем шалела час назад!
Затянулись тучи гуще,-
Крутит Чёрта полубрат!

Раскачались, заскрипели                                285
Всё тревожней и сильней,
Вековые сосны, ели,
Словно мачты кораблей

И дожди вновь зарыдали,                                286
Теша ветра перевой;
Словно где-то в дальней дали
Пели Вакули гурьбой.» -

Тем и кончила бесовка                                  287
Жутковатый свой рассказ,
Что был так поведан ловко,
Видно, сказанный не раз.

Засмеялись тут чертята:                                288
«Поделом всем дуракам!
Коли дурням непонятно,
Их учить сподручно нам!»

Вновь пошло веселье рьяно,                             289
С беготнёй, да чехардой,
И насупился Пывсяна,
Словно туча над водой.

Только тут, рассвет встречая,                          290
Прокричал в селе петух.
Всё исчезло, дымкой тая.
Свет таинственный потух...


*Вакуль – водяной в мифологии коми,
способный принимать вид щуки.


          Глава  XVII

          ВТОРАЯ НОЧЬ

До полудня спал Василий,                               291
Лишь к утру придя домой.
За ночь крепко обессилев,
Парень был едва живой.

Мыслил Рочев: «Плохо дело. -                           292
Про себе в сердцах бурча, -
Ночь без толка пролетела -
Нет к загадке тут ключа.

Что ж, опять придётся к ночи                           293
К чёрту в логово идти.
Вот, где жуть. Да только, впрочем,
Нет другого здесь пути.»

Снова ночью крался к бане.                             294
Дверь открыл, едва дыша.
В полночь — скрип. Уже заране
В пятках спряталась душа.

В тёмный свой забившись угол,                          295
Привалясь спиной к стене,
Был уже не так напуган
Дикой пляскою теней.

Всё прошло, как и намедни:                            296
Голосов нестройный хор
Забубнил былые бредни,
Деткам - строгий приговор.

И опять — мальцы к бабусе.                             297
Снова просят новый сказ.
В том, поверь, не ошибусь я -
Вновь затейлив был рассказ.

Вот, чихнув перед началом, -                            298
Больно крепок был табак,
Бабка малость помолчала,
Собралась : «А было так:



           Глава  XVIII

           БЫЛИЧКА О ВЁРСЕ

В день морозный на охоту                               299
Шли тайгою Фрол и Клим.
Шли неспешно,- не до пота.
Было весело двоим.

Чередой тянулись байки,                                300
Слово словом зацепив,
И синиц писклявых стайки
Подпевали : «Пив-пив-пив!»

Растрещались, как сороки,                              301
Потревожив дух лесной,
Что дремал, устав с дороги ,
Прикорнувши под сосной.

Заворчал, насупясь Вёрса*:                              302
«Болтуны — не ко двору.»
Да спиною лишь потёрся
О древесную кору.

Дальше шли друзья, болтая -                            303
Каждый врал, как только мог.
Вдруг взлетела дружно стая
Куропаток из-под ног.

Хлопнув выстрелом вдогонку,                            304
Клим свалил одну из птиц.
Покатился смехом звонким,
Похваляясь без границ:

«Это — что!» - хвалился малый, -                         305
Упрекни-ка кто во лжи?!
Я в два выстрела, бывало,
Два десятка так ложил!»

Шли дорогой дальше длинной,                           306
Скрипом лыж "лаская" слух.
Посмотрел им молча в спины
Мохноухий, - леса дух.

И опять, внезапно, с шумом,                            307
Проломивши наст едва,
Поднялись из снежных трюмов
Влёт гуртом тетерева.

Тут уж Фролу подфартило -                               308
Чисто снял он косача.
Всё, — что не не было и было
Стал нести он сгоряча:

«Да, и выстрел мой,- не лучший                         309
А ведь, помнится, бывал
Не однажды верный случай -
Клал троих я наповал!»

Хмыкнул Вёрса тут с досады                             310
И хитро прищурил взгляд:
«Проучить, пожалуй, надо
"Несмышлёнышей"-ребят.»

Посмотрел им вслед с укором -                          311
Не терпел он похвальбы:
«Погодите малость — скоро
Подучу тупые лбы.»

Дотемна бродили братья.                                312
Не фартило им чуток -
Белки скачут рыжей ратью,
А добыли лишь пяток.

Вот добрались до избушки.                             313
Затрещал огнём очаг
И ошкурив белок тушки,
Повели рассуды так:

Фрол, подумав, выдал глухо:                            314
«Да-а-а, сегодня, как на зло-
С белкой вышла невезуха:
Вовсе нам не повезло.

А ведь мне подай работу -                               315
Белок сотнями шкурю,
Зная лишь одну заботу,
Тут не ем и не курю!»

«Коль уж мне придёт охота,-                          316
Рассуждал тут важно Клим, -
То ошкурю я без счёта -
Не осилить и троим!»

Слушал Вёрса всё с ухмылкой,                           317
Бородёнку теребя.
И, следя за речью пылкой,
Так он молвил про себя:

«Вон, вы как,- добычи мало?                            318
Что ж,- работничков люблю.
Коль за этим дело встало,
Так не бойтесь, подсоблю.»

И тотчас из дымохода                                   319
Тушек беличьих поток
Вмиг волною, словно воды,
Нанесло под потолок.

Заметались похвалёны -                                  320
Не пускает мягкий плен.
Стал чадить уже палёным
Дым от тлеющих полен!

Задыхаясь, еле стонут.                                 321
Лезет шерсть и в нос, и в рот.
Затянул их рыжий омут
В меховой «водоворот».

Продираясь, бьются в стены:                            322
Не найдут на ощупь дверь.
В меховой пучине пены
Воют загнанно, как зверь.

Наконец, нашли окошко:                                 323
Да узко и здесь, кажись,
Не протиснется и кошка.
Только — тут заставит жизнь.

Чудом вырвались со стоном:                             324
Клим — со сломанным ребром,
Да и Фрол не без урона, -
Не сошло им всё добром.

Жуть, как мчали без оглядки,                           325
Будто вырвясь из оков,
Словно их брала за пятки
Стая жадная волков.

Десять вёрст гнала их стужа,                           326
Отморозив, что могла.
В лицах - только дикий ужас,
А в глазах застыла мгла.

С интересом слушал Вася,                               327
Хоть совсем не до того,
Да уж больно удалася
Повесть та, скорей всего.

Тут закончила чертовка.                                328
Пывсенята сразу в смех:
«Проучил уж больно ловко -
Хвастунам не до потех!»

И хотели, как привычно,                                329
Вновь устроить кавардак,
Да петух запел тут зычно:
Всё исчезло в сизый мрак...


*Вёрса - дух леса в мифологии коми


        Глава  XIX

        ТРЕТЬЯ НОЧЬ

«Вот, вторая ночь минула.-                             330
Думал Вася, грусть тая,-
Вновь надежда обманула-
Невезуч, как видно, я»

И, проспав довольно долго,                             331
Мыслил он остаток дня:
«Что-то в тех рассказах толка
Не приметно для меня.»

Но, всё ближе час урочный -                             332
Лунный шар катился ввысь.
Поспешал в притон порочный
Он, меняя шаг на рысь.

Ухнул филин недовольно                                 333
Где-то в чаще, за рекой.
Вздрогнул Вася тем невольно,
Вновь теряя свой покой.

Начиналась как обычно,                                 334
Ночь последняя его.
Всё уж здесь ему привычно,
Нет лишь толка одного.

Только в эту ночь, к старухе                           335
Зря цеплялся хор внучат.
Видно, будучи не в духе,
Отказала им, ворча.

Разыгрались нынче сами -                               336
Вновь нет сладу с ребятнёй
Сели в ряд, сопя носами,
Притомившись беготнёй.

Тут сказал один сморённо,                              337
Оборвав забавам счёт:
«А пускай сюда  Матрёна
Ковшик морса принесёт!»

Все захлопали в ладоши:                                338
«Морса, морса, да с ледком!»
И опять, все мигом ожив,
Завертелись кувырком.

Вмиг прислушался парнишка:                            339
«Здесь - она?! Да - не беда.»
Усмехнулся горько: «Вишь-ка,
За приданным, что ль, сюда?»

Только вдруг, как – ниоткуда,                          340
Вышла девушка молчком.
«Где уж,- краше? Просто чудо:
Вот не думал уж о ком!»

Из ковша всех морсом поит:                             341
«Что ль - Матрёна?! Вот те раз!»
Но  Васька уж беспокоит
Взгляд её застывших глаз.

Смотрит - вовсе не моргая.                              342
В забытьи ли, то ли спит?
Вдоль спины коса тугая
Ниже пояса скользит.

Смотрит он и видит:«Точно,                             343
Те же бусы на груди!
Чую я, что нынче ночью
Ждёт разгадка впереди.»

Выждал он ещё немного.                                 344
Расшалилась детвора.
И сказал Василий: «С Богом.
Вот, теперь уже пора.»

Быстро выскочил из круга                               345
И рывком, что было сил,
Девку вмиг схватив за руку
Ловко в круг он затащил.

Поднялась тут суматоха -                                346
Заметалась нежить* вскачь.
Наш Васёк застыл без вздоха,
Как в дыре застрявший мяч.

Только,- криком петушиным                              347
Разогнал их всех рассвет,
В тихом шорохе мышином
Растворив туманный след...


*Нежить – духи, имеющие человеческий облик.


         Глава  XX

        ДОЧЬ КУЗНЕЦА

Глядь, очнулась и девица.                              348
Сонным взглядом повела.
Вот, - зарёй в окне дивится,
Что едва лишь расцвела.

Тут, с расспросом к ней Васёна:                        349
«Кто ты, милая краса?»
Только, девушке спасённой
Слёзы застили глаза.

Чуть просохла грусть девичья,                           350
Заалел румянца тон.
Улыбнулась для приличья -
Всё не веря, что не сон.

Миг, - она уже смеялась,                                351
Засветившись вся с лица,
И Василию призналась:
«Я, ведь, — дочка кузнеца.

Раз, - одна оставшись в бане,                           352
А виной тому - родня,
Вмиг досталась я Пывсяне.
Проворонили меня.

Подменил меня в корыте,                                353
Дочку тайно подложив.
Лишь недавно то открытье
Я там сделала, пожив.

Подросла в семье Пывсяны                               354
Я без ласки, без родни.
В услуженьи постоянном
Проносились быстро дни.

Там - работа лишь по дому                              355
И работа - в меру сил:
Одному - зашей другому,
Что желает - приноси.»

Про себя вздохнул Василий:                             356
«Да,- житьё, не скажешь – мёд.
Довелось ведь всё осилить.
Жизнь такая всех проймёт.»

Ну, а вслух он лишь заметил:                           357
«Как бы Ту спровадить прочь?»
Ясно, что имел в примете
Он подкинутую дочь.

Усмехнулась вновь девчонка:                            358
«Без решений нет задач.
Только сделай это тонко -
Вновь судьбу переиначь.»

Тут, шепнула что-то Васе,                              359
Что склонился ухом к ней,
Вслух добавя: «В нашей власти
И дела — куда сложней.»


          Глава  XXI

            ВЕЖЭМ

Наковальня, лёгким звоном                              360
Растревожив тишину,
Знать дала: «Сейчай «Матрёну»
В доме встретите одну.»

Быстро к дому поспешили.                               361
Постучался Вася в дверь.
Ласков был, как порешили -
Думал только: «Лишь поверь».

Вот, послышались за дверью                             362
Лёгкий шорох, скрип полов.
Глаз косит дверною щелью.
Не жалел Василий слов:

«Здравствуй, милая Матрёша.                            363
Выйди, что ли, на крыльцо.
Я принёс тебе, хорошей,
Обручальное кольцо.

Только, вот беда: колечко                              364
В щель упало, покатясь.
Закатилось под крылечко
И лежит, упавши в грязь.

Посмотри-ка чистым глазом:                             365
Не сыскать мне - хоть ты вой.
Так его достану разом
И украшу пальчик твой.

Дверь хромуля распахнула,                              366
Распласталась на крыльце
К щели вмиг она прильнула,
Мысля только о кольце.

Тут, схватил Василь корыто,                            367
Что с собою прихватил:
Вмиг она была накрыта,
Да рванулась, что есть сил.

Оседлав корыто ловко,                                  368
Быстро он схватил топор,-
Чуть не вырвалась чертовка
Да обряд*, на счастье, скор!

Трижды он рубил корыто -                                369
Враз затихло всё внутри.
В чём бы истина не скрыта,
Да вещей хороших- три.

Тут, кузнец из кузни вышел                             370
С недовольством на лице:
«Ты какого там, парниша,
Чёрта рубишь на крыльце?»

Усмехнулся тут Василий:                                371
«Сам не знаешь, как ты прав.»
Но ответил, как учили,
Слово к слову подобрав:

«Да вот, треснуло корыто.                              372
Стал чинить, да - чёрта с два:
В нём уж столько перемыто -
Порубить лишь на дрова.»

Рассердился тут, похоже,                               373
Глупым шуткам наш кузнец:
«Слушать чушь твою негоже -
Шёл домой бы ты, юнец.»

Видно, — дела здесь не выйдет.                         374
Повернулся, чтоб уйти,
Только, девушку он видит,
Что вдруг встала на пути.

Так и замер, рот разинув,                              375
Ведь лицом точь в точь она,
Уж и то,- сказать к помину,
Как покойница жена.

Оробел, да стал креститься.                            376
Только, слышит, наконец:
«Нет, совсем тебе не снится,
Не мерещится, отец!»

Тут Матрёна рассказала                                 377
Всё, с начала до конца,
И скупой слезой сбежала
Тень с лица у кузнеца:

«Ну, а где же та - другая,                              378
Что, — уже как двадцать лет,
Приходилось мне, скрывая,
Не пускать на белый свет?»

Приподнял Васёк корыто                                 379
И толкнул к его ногам
То, что было там накрыто -
Лишь… осиновый чурбан.

Тут кузнец, ругнувшись скверно,                      380
Пнул полено сапогом.
Да не скрыть - был рад безмерно.
Поспешили вместе в дом.


*Обряд – при помощи обряда «рубка под корытом»
выявляли ВЕЖЭМА, – подменыша.


           ЭПИЛОГ

Отыграли свадьбу вскоре,                               381
Да не стали всё болтать:
Коль прошло - уже не горе,
Ну, а радость – всем под стать.

Стали жить, да постоянно                               382
Кто-то портил им добро:
Явно, злобился Пывсяна,
Что обманут так хитро.

Досаждал им, словно овод,-                             383
Ясно, что не даст житья.
Молодым был только повод -
В город съехала семья.

Да-а-а! Готовясь тут к отъезду,                         384
В баньке парился Василь,
Да четвёртый пар*, не к месту,
Он - возьми, да и осиль.

Гонит пар, как только может.                            385
Веник жарит от души.
Вдруг, мороз прошёл по коже -
Слышит шёпот он в тиши:

"За тобой ещё должишка                                  386
 За дочюру, паренёк.
 Позабыл ты может, слышь-ка
 Или вовсе невдомёк?

 Да не бойся - мне не к спеху.                          387
 Может - вовсе я шучу."
 И зашёлся диким смехом:
"Хочешь - вестью отплачу?

 Через год и три денёчка,                               388
 Уж поверь - всё будет в срок,
 У тебя родится дочка...
 Береги её дружок!"

На прощанье жутким смехом                               389
Покатился и стихал
Голос злой раскатным эхом,
Словно тая среди скал...

Тут... проснулся я в избушке,                           390
Не понявши тотчас, - где.
Видно, спал, хоть бей из пушки,
Позабывши о «беде».

Нет уж тут моих знакомцев -                             391
В зорьку уток стерегут.
Лес туманный дышит солнцем,
Тени в розовом бредут.

Путь назад нашёл спокойно                               392
Я по «стрелке» на земле,
Что сложил из веток хвойных
Кто-то, вспомнив обо мне.

 Вспоминал потом нередко                                393
 Я оказию со мной:
"Как живучи сказы предков, -
 Словно стойкий дух лесной."

Что со мною приключилось,                               394
Рассказать порой люблю:
Слышал что, а что - приснилось,
Я и сам не разделю.


*Четвёртый пар - четвёртый заход в парную считался небезопасным,
                          можно было увидеть Пывсяну (коми)


           КОНЕЦ.


ДОРОГИЕ ЧИТАТЕЛИ, НЕ АВТОРЫ МИРА МУЗ, - ТЕ, КТО НЕ ИМЕЕТ
ВОЗМОЖНОСТИ ПИСАТЬ СВОИ РЕЦЕНЗИИ НА ЭТОМ САЙТЕ,
Я БУДУ ОЧЕНЬ РАД УВИДЕТЬ ВАШИ РЕЦЕНЗИИ В СВОЕЙ ЭЛЕКТРОННОЙ
ПОЧТЕ: valerij.grig@mail.ru

ЗАРАНЕЕ БЛАГОДАРЮ!


*ПРИМЕЧАНИЯ АВТОРА:

Юкарка - станция Северной железной дороги
Коми - северный народ
Комбайн - приспособление для сбора лесных ягод
Вабить - приманывать животное, иммитируя его голос
             (в данном случае - голос лосихи)
"Дупель" - двойной выстрел дуплетом из двустволки
Стожары – созвездие Плеяды.
Банник – злой дух бани, Пывсяна (коми)
Монисто - женское нагрудное украшение из монет
Вакуль – водяной в мифологии коми,
способный принимать вид щуки.
Нежить – духи, имеющие человеческий облик.
Обряд – при помощи обряда «рубка под корытом»
выявляли ВЕЖЭМА, – подменыша.
Четвёртый пар - четвёртый заход в парную считался небезопасным,
                          можно было увидеть Пывсяну (коми)


Copyright © 2015 Валерий Костюк
Свидетельство о публикации №201506273498
опубликовано: 27 июня 2015, 09:04:46
 

Чтобы добавить комментарий, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.